Власти китайской провинции Синьцзян намерены искоренить исламскую традицию «халяльных продуктов»

Власти китайской провинции Синьцзян намерены искоренить исламскую традицию «халяльных продуктов»

Власти китайской провинции Синьцзян намерены искоренить исламскую традицию «халяльных продуктов»
16.10.2018. APCNEWS.RU.   Они считают, что она поощряет исламский экстремизм в провинции.

Власти китайской провинции Синьцзян вознамерились искоренить исламскую традицию «халяльных продуктов», уверяя, что эта традиция поощряет исламский экстремизм в провинции, сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Седмицу и theguardian.

Чиновники Синьцзян-Уйгурского автономного района – самой большой по площади провинции Китая, со столицей в городе Урумчи – развернули кампанию по борьбе с «ползучим распространением халаля» по всей территории провинции. В настоящее время в этой провинции, жестко контролируемой властями, проживает около 12 миллионов мусульман, считающихся религиозно-этническим меньшинством. Напомним, что халяль – это  все то, что разрешено и допустимо в исламе, в противоположность хараму (запретному). Чаще всего это понятие используется для обозначения правильно приготовленной и дозволенной мусульманам пищи. В равной мере оно применяется практически к любой сфере человеческой жизни – не только к продуктам питания, но и к одежде, украшениям, косметике и парфюмерии, личной гигиене, отдыху, развлечениям, распоряжению деньгами или имуществом, к отношениям между людьми, к окружающей среде, к выполняемой работе и многому другому. 

Высшие партийные чиновники в Урумчи направили инструкцию всем партийным организациям провинции об усилении «идеологической борьбы» с этой исламской традицией, применяя для нагнетания страстей такие термины, как «халялификация» и «пан-халяльные тенденции», и разместили эту инструкцию на сайте«Прокуратуры народа Урумчи». Авторы инструкции уверяют, что заметный рост ассортимента халяльной продукции с соответствующей маркировкой на полках магазинов – свидетельство нарастающего проникновения исламских обычаев и воззрений в светскую жизнь Китая. «Эта опасная пан-халяльная тенденция способствует размыву границ между религией и светской жизнью, – говорится в статье партийного издания Global Times о мероприятиях партии в Урумчи. – Вот почему она подспудно готовит путь в пучину религиозного экстремизма».

Новая кампания целиком вписывается в «антитеррористическую» стратегию и тактику китайских властей в гористых местностях Синьцзяна. Правозащитники, аналитики и журналисты неоднократно приводили документальные факты использования властями самых жестких средств, в том числе массовой слежки, интернирования инакомыслящих в «лагеря перевоспитания» и ограничений религиозных свобод в общинах мусульманских меньшинств, включая уйгуров, казахов и хуэй-цзу, проживающих в этой северо-западной провинции страны. Критики утверждают, что власти Китая проводят политику постепенной ассимиляции меньшинств и искоренения мусульманских традиций. Так, местные власти наложили запреты на ношение длинных бород, головных платков и прочих видов мусульманской одежды, поясняя эти ограничения необходимостью «искоренения религиозного фанатизма». Мусульмане, желающие совершить традиционное паломничество к святым местам (хадж), должны пользоваться услугами только государственных туристических агентств под контролем спецслужб. Зафиксированы случаи сноса мечетей в провинции, по сообщениям уйгурских исламских организаций.

Деятельность властей по борьбе с халяльной маркировкой продуктов питания (в основном это мясная, молочная продукция и различные масла) в последнее время резко усилилась. Так, местные партийные органы в провинциях, где компактно проживает народность хуэй, исповедующая ислам, с марта этого года закрыли более 700 магазинов, торгующих «пан-халяльной продукцией», и запретили многие халяльные бытовые услуги, к примеру «халяльные стрижки» и «халяльные бани». В китайском интернете многие пользователи высмеивают кампанию под хэштегом «халялификация», размещая фотографии «халяльных» салфеток или молока с издевательскими вопросами типа «это крашеная свиная кровь или обычное молоко?»

На последнем съезде компартии был принято постановление, предлагающее государственным служащим и партийным функционерам Урумчи говорить только на мандаринском китайском (северокитайский диалект, принятый в качестве «официального языка») на работе и в общественных местах. При этом они должны подтверждать и демонстрировать свою верность идеологии компартии. Лю Мин (Liu Ming), секретарь местной партийной организации, привел соратников к присяге, по сообщению издания Wechat. «Я верю в марксизм-ленинизм, – говорится в тексте публичной торжественной присяги. – Я свободен от любых религиозных убеждений. Я обязуюсь непримиримо и до конца бороться против халялизации».

Постановление съезда также рекомендует государственным чиновникам написать сочинения, выражающие их личное «отношение к пан-халяльной тенденции». Одно из таких сочинений озаглавлено «Ширится движение за свободу мысли по всему Синьцзяну». Другой чиновник уйгурского происхождения озаглавил свое верноподданническое сочинение так: «Друг, не зови меня больше в халяльный ресторан». В нем он убеждает своих коллег и партийцев-уйгуров к совместным трапезам с ханьскими китайцами, вместо того, чтобы прятаться в одиночестве по халяльным ресторанам, и взывает к собратьям: «Изменение привычек в питании приносит нам серьезные и долговременные успехи в нашей борьбе против экстремизма!»