Мы только крышку Евангелия целовали… А что в ем писано, того не знаем

Мы только крышку Евангелия целовали… А что в ем писано, того не знаем

Мы только крышку Евангелия целовали… А что в ем писано, того не знаем

08.10.2018. APCNEWS.RU.    Вернувшись однажды вечером домой, я нашел у себя на столе письмо, спешно вызывающее меня в Тулу для чтения лекции. Нужно было ехать в тот же вечер, так как зал был снят назавтра.

Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на сайт Ахилла представляет: Отрывки из книги Владимира Марцинковского  «Записки верующего»Продолжение.  Начало. Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5, Часть 6.

Я поспешил на Курский вокзал. У кассы стола длинная очередь. Ко мне подошел какой-то господин, предлагая перекупить у него билет (оказавшийся ему ненужным). Я отнесся к нему с недоверием, опасаясь за действительность билета, но все же взял его, и хорошо сделал — ибо, как потом выяснилось, в тот день на Тулу больше билетов не продавали.

Ехать было очень неудобно. Пришлось стоять на площадке с выбитым окном. Был мороз, дул резкий ветер. Предстояло часов семь пути, и притом ночью. От усталости и желая укрыться от ветра, я опустился на пол (место мое было как раз у открытого окна) и сел между солдатских сапог, так как вся площадка была забита красногвардейцами.

Каждый из них по очереди придерживал у разбитого окна большой грубый мешок для защиты от холодного ветра.

Один из солдат похвалялся грабежами и убийствами, в которых он участвовал в дни революции.

Я не выдержал, встал из своего уголка и спросил рассказчика: «Разве Христос в Евангелии учил так делать?»

— А нешто мы его читали? Мы только крышку Евангелия целовали… А что в ем писано, того не знаем.

Поистине, «гибель народу без слова Божия».

В этих откровенных словах заключается разгадка и русского безбожия, и нравственного одичания — по крайней мере, в их значительной части. Об этом я размышлял, опустившись опять в свой уголок на дне площадки.

Через некоторое время мои мысли были прерваны: «Товарищ, вставай, твоя очередь держать мешок».

Я встал и, прижимая мешок локтями, прислонился к раме. Сердитый ветер врывался через щели и немилосердно обдавал меня стужей.

 Продолжение следует.  Начало. Часть 2Часть 3Часть 4Часть 5Часть 6.