Иногда нужно ломать стереотип

Иногда нужно ломать стереотип

Иногда нужно ломать стереотип

04.10.2018. APCNEWS.RU.     Мы продолжаем публиковать размышления о современном монашестве и иночестве. Собеседница «Стола» – Ольга Кузнецова, студентка Общецерковной аспирантуры и докторантуры.

– Что предшествовало такому вашему необычному выбору иноческого пути? Были какие-то скорби, потрясения? - сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Медиапроект s-t-o-l.com
 

– Особых потрясений не было. В 15 лет я пришла к вере, сразу попала на оглашение, такое научение православной вере в одной группе с другими людьми, которые хотели жить в церкви. Оглашение в моем случае длилось почти три года. Церковная жизнь за это время стала для меня не абстракцией, когда достаточно лишь изредка появляться в храме, подать записки и поставить свечки. Эта жизнь с самого начала была связана для меня с конкретными делами и людьми, которые скоро стали моими близкими – братьями и сестрами. Помню, что не было ни одних выходных, которые проходили бы без каких-то встреч и богослужения. Братская жизнь тогда только зарождалась в Электростали, и нужно было включаться в её созидание. В то же время у меня был друг, который предлагал мне строить дальнейшую жизнь вместе, одно время я даже была с этим предложением согласна. И однажды представила, как это произойдёт, я стану обычной домохозяйкой, и… ни о какой церковной и братской жизни тогда и думать будет некогда. Я начала молиться, чтобы Господь открыл мне путь, даже ходила советоваться с отцом Георгием. Батюшка мне, правда, тогда посоветовал выходить замуж, но я внутренне понимала, что этот совет не для меня. Через неделю я объявила другу, что нам надо устраивать свою жизнь отдельно. Непростой был тот разговор, но я понимала, что именно этот путь мне открывает Господь. Я дала Богу обет, что ближайшие три года даже думать о замужестве не буду. В конечном итоге я решила, что раздваиваться в этом вопросе нельзя, уж если служить Богу, то служить целожизненно.

 Медиапроект s-t-o-l.com
 
– Во-первых, почему безбрачие? Во-вторых, если уж безбрачие, почему не монашество?
 

– Меня всегда заставляли задуматься слова Писания о том, что нельзя служить Богу и маммоне (Лк 16:13), и что тот, кто оставит что-то ради Христа, получит во сто крат больше (Мф 19:29). Когда Бог открыл мне в Церкви братство, общину, братьев и сестёр, у меня была такая благодарность, что захотелось сделать сколько возможно, чтобы все могли быть так же приобщены ко Христу и евангельской жизни. А поскольку сил и времени на всё остальное не хватало, то пришлось делать выбор, который естественным путем привел меня именно к безбрачию. Только оно давало мне необходимую для служения свободу. Про монастырь я когда-то думала, даже присмотрела один в Суздале, куда шутила, что уйду, но всерьёз монашеский путь я на себя не примеряла – какой монастырь потерпит братскую жизнь. Мне было важно, чтобы я могла заниматься тем, чем занимаюсь – помощью людям в обретении веры и полноценной христианской жизни.

– Как ваш выбор восприняли и воспринимают близкие?

– С близкими свой выбор я никогда особо не обсуждала, но кажется, они уже и так всё про меня поняли и относятся к этому с пониманием, за что я благодарна. Иногда нужно ломать стереотип, что всем обязательно жениться или выходить замуж. На мой взгляд, важнее, чтобы каждый человек исполнял своё призвание и в этом перед Богом и людьми не лукавил. И здесь никакое давление со стороны близких к добру не приведёт. Каждый сам должен определиться как ему жить – одному или в браке. Близкие в нормальном случае этот выбор должны как минимум уважать.

– С каким главным словом, понятием или образом связан для вас иноческий путь?

– Для меня иночество в первую очередь связано с образом духовного брака со Христом. Это не побег или отказ от брака как чего-то недолжного, но это освобождение своего сердца и жизни для большего. Иночество – это возможность в полноте быть Божьим, не раздваиваясь, не отвлекаясь от того дела, которое даёт тебе Господь.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Встреча со старцем Павлом Алексахиным (Красные Ключи, Самарская обл.)

– Такого рода выбор, это способ защиты от зла, искушений и соблазнов или здесь есть положительное содержание?

– Опыт мне подсказывает, что везде хватает своих искушений и соблазнов, нельзя сказать, что где-то их больше, а где-то меньше. Апостол Павел недаром говорит, что если соблазняешься, лучше женись, чтобы не было блуда (1 Кор 7:7). И тут же следом признается, что желал бы, чтобы все были как он, то есть безбрачными (1 Кор 7:7). Мне всегда очень нравились эти размышления апостола Павла – в них есть и духовная максима, и мудрость. Для себя я безбрачие всегда рассматривала исключительно в положительном ключе, как новые возможности для служения Богу. И до сих пор Господь укрепляет меня в верности выбора.

– Это вообще личное дело для человека или что-то большее?

– Несомненно, это личный выбор, связанный с пониманием своего призвания в жизни. Но он оказывает свое влияние на других в церкви и без других, без поддержки братьев и сестер нашего братства понести подобный обет было бы в сто раз труднее.

– Предполагает ли такая жизнь устроение по подобию монастырской: совместной общежительной-скитской, или индивидуальной?

– Моя внешняя жизнь никак не изменилась с принесением обета, я не меняла место жительства или род деятельности. Мне повезло, что я работаю в духовном учебном заведении — Свято-Филаретовском институте среди церковных людей. Отчасти это похоже на обитель, где есть особенное напряжение в трудах и молитвах, которые, дают ту внутреннюю свободу и духовное общение, которые издревле искали люди в христианстве.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Насколько, по-вашему, такой безбрачный иноческий путь, как выбрали вы, актуален для церкви и имеет будущее? И насколько актуален монастырский путь, монашеский?

– Мне думается, что безбрачие помогает обретать необходимые свободу и вдохновение для служения Богу, Церкви и людям. Недаром Алеша Карамазов получает наставление от старца «идти в мир, где мира нет», это очень созвучно с нынешним состояние церковной и общественной жизни. На мой взгляд сейчас монастырь перестал быть тем местом, куда стоит идти человеку, ищущему служения Богу и Церкви. Допускаю, что в монастыре получается делать добрые дела, заниматься просвещением, но во многом человек оказывается там внешне и внутренне несвободен, а этого христианин себе позволить не может.

– Как человеку, пришедшему в церковь определить к какому пути он призван Богом: в браке или в безбрачии, в монашестве или как вы в иночестве в миру? Что бы вы порекомендовали, тем кто стоит перед таким выбором?

– Лет пять назад я бы с горячностью доказывала, что безбрачный путь в сто раз лучше брака, но сейчас я предпочитаю высказываться более сдержанно. Везде есть и свои плюсы, и свои минусы. И хотя для себя я другого пути не вижу, я бы не всем советовала выбирать именно этот путь. Для кого-то жизнь в браке — это настоящая школа любви, без которой человек не сможет в полноте пробиться к подлинной христианской жизни. Можно и в браке быть абсолютно одиноким и черствым, можно в безбрачии не иметь целомудрия или жить исключительно для себя. Везде есть свои искушения, которые надо преодолевать.

В первую очередь  выбирающим между браком и безбрачием я бы порекомендовала не торопиться. Для принятия подобного решения нужно прожить с этой мыслью не один год. А главное, что если всерьез этими вопросами задаваться, то нужно быть готовым довериться Богу – ничего специально не искать и не желать, а молиться о том, чтобы Господь открыл тебе путь. Мне в общей сложности потребовалось около семи лет, чтобы в своём решении утвердиться. И научиться доверять Богу было самое непростое.

Олег Глаголев