1030 лет Православия в России: повод для гордости или… раздумий?

1030 лет Православия в России: повод для гордости или… раздумий?

1030 лет Православия в России: повод для гордости или… раздумий?

20.09.2018. APCNEWS.RU.    В 2018 году наша страна отмечает важную дату — 1030 лет со дня Крещения Руси князем Владимиром.

Выбор в качестве официального вероисповедания именно православного христианства, как свидетельствуют летописи, был непрост и всесторонне обоснован. Безусловно, он во многом диктовался политическими соображениями: упрочнить союз с могущественным соседом — Восточной Римской империей, объединить множество разрозненных языческих племён под единым началом, а самому — сделаться на киевском престоле первым среди равных, сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на сайт Ахилла.

Но крещение не в последнюю очередь было и личным выбором князя Владимира. Ведь вместе с принятием новой веры пришлось отказаться от старых языческих привычек: «Быв в язычестве мстителем свирепым, гнусным сластолюбцем, воином кровожадным и — что всего ужаснее — братоубийцею, Владимир, наставленный в человеколюбивых правилах христианства, боялся уже проливать кровь самых злодеев и врагов отечества <…> благоразумным и счастливым для народа правлением загладил вину свою…» (Н. М. Карамзин, «Предания веков». М.: Правда, 1988 г., с.114)

Событие более чем тысячелетней давности — повод задаться вопросом: а что значит «быть православным» для нас, потомков древнерусского князя, сегодня? Что понимается под этим громким «титулом» в первую очередь?

В социальной сети «Вконтакте» был проведён опрос с возможностью выбрать один из наиболее распространённых вариантов ответа. Результаты народного голосования таковы (350 респондентов):

1) Церковь — это прежде всего наше культурное наследие, а значит, быть православным — это уважать русскую культуру и традиции — 55 человек (15,71%).

2) Церковь — это прежде всего политическая структура, а значит, быть православным — это поддерживать государственную политику — 12 человек (3,43%).

3) Церковь — это прежде всего религиозное сообщество, а значит, быть православным — это быть крещёным и регулярно посещать православный храм, участвовать в церковных таинствах (исповедь, причастие) — 251 человек (71,71%).

4) Собственный вариант ответа — 32 человека (9,14%).

Среди «особых мнений» звучали такие: «затрудняюсь ответить, но явно что-то личное…», «любить собеседника… желать добра… никому не навредить», «жить по Евангелию», «выполнять Божии заповеди» и даже «стремиться развить любовные взаимоотношения с Господом». Очевидно, что значительная часть респондентов не ассоциирует понятие «православный» с понятием «Церковь», тем более с её внешней, «обрядовой» стороной. И это весьма примечательно.

Однако большинство участников опроса выражают более традиционные взгляды, и готовы признать, что озвученные понятия взаимосвязаны, а главная отличительная особенность Церкви, в свою очередь, отнюдь не её культурная специфика.

С момента своего основания Церковь представляла собой, прежде всего, сообщество людей верующих, причём, не просто в Бога, а в Иисуса Христа. А условием членства в христианской общине с древнейших времён было не только обязательное крещение, но и регулярное участие в таинстве причащения (евхаристия), как заповедал ученикам Сам Христос: «Сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22:19). «Не будем оставлять собрания своего» (Евр. 10:25), призывал первых христиан апостол Павел, «ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал» (1 Кор. 1:23). «Старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славословия Бога», — обращался к своим адресатам один из первых мучеников Церкви, епископ Игнатий Антиохийский. «Что такое подлинная культура? Причастие. Участие в том, что победило время и смерть», — замечательно выразился известный проповедник XX века протопресвитер Александр Шмеман.

Но, как показывает серьёзная статистика, сегодня те, кто называют себя православными христианами, в большинстве своём не стремятся причаститься этой «подлинной культуре».

По данным масштабного исследования Pew Research Center «Религия и национальная принадлежность в Центральной и Восточной Европе» , православными христианами в России сегодня считает себя 71% населения. При этом ежедневно совершают молитву — лишь 17%, а хотя бы раз в неделю бывают в храме на богослужении — не более 6% верующих.

Возможно, кому-то статистические исследования зарубежного агентства покажутся малоавторитетными. В таком случае стоит обратиться к другому источнику:

«К сожалению, в Европе, в средней развитой европейской стране количество людей, посещающих церковь регулярно, в разы больше, чем у нас… В Англии, например, 20% населения посещает церковь регулярно… Во Франции, которая считается чуть ли не безбожной страной — некоторые храмы просто наполнены… А у нас — 3% в лучшем случае… Поэтому нам тут кичиться особенно не надо…»

Эти слова принадлежат не кому-то из, как принято выражаться сегодня, «иностранных агентов». Их произнёс в феврале 2016 года в эфире телепередачи «Чай с Захаром» на телеканале «Царьград» один из наиболее известных и уважаемых в России церковных иерархов — митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) (на момент выхода программы в эфир — епископ Егорьевский).

А вот мнение другого архиерея, епископа Смоленского и Вяземского (на момент публикации в октябре 2012 г., сегодня — епископ Орехово-Зуевский) Пантелеимона (Шатова):

«В начале 1990-х какой-то наплыв прихожан в храмы был… Люди тогда не приходили в Церковь, а „вламывались“ в неё. К сожалению, задержались в ней немногие, и период активного внимания к церковной жизни и воцерковления сравнительно быстро закончился. Многие люди далеки от Церкви и сегодня, хотя и называют себя православными. В церковь не ходят, не исповедуются, не причащаются. Процент людей, которые в воскресенье приходят в храм, по моим подсчётам, не более 1% от населения нашей страны».

Интервью с владыкой Пантелеимоном носит весьма примечательный заголовок: «Люди помнят о Боге, но забыли о Христе».

Выходит, большинство из тех, кто сегодня называет себя православными христианами, в Церкви, как евхаристической общине, вовсе не нуждается?

Опыт изучения общественного мнения подтверждает: люди не испытывают необходимости часто посещать храмы, не говоря уже об участии в таинствах. Причины различны. Кому-то просто не интересно глубоко размышлять на духовные темы — такие нередко называют воцерковлённых верующих «фанатиками»; другие — ссылаются на нехватку времени, расценивая посещение храма как форму досуга. Немало и тех, кто высказывается резко критически, выражая недовольство «чиновниками в рясах», «лицемерием попов», «свечками по пятьдесят», — одним словом, тем, что «РПЦ политизировано и комерцизировано, и мало ориентировано на личность и спасение» (комментарий одной из участниц опроса «Вконтакте», орфография авторская).

Разумеется, такого рода претензии не возникают на пустом месте. Но если в Церкви и впрямь всё настолько плохо, то почему же не уменьшается количество россиян, желающих покрестить своих новорождённых детей?

В подавляющем большинстве случаев ответ звучит одинаково: крещение — важная, но практически не связанная с глубокими христианскими убеждениями традиция.

Ярчайшее тому подтверждение — одна из последних инициатив РПЦ упорядочить церковную жизнь в соответствии с церковными канонами. А именно — обязательные катехизаторские беседы перед таинством крещения, что зачастую встречает, как минимум, непонимание, а то и откровенное неприятие. Вместо того чтобы попытаться вникнуть в основы древней веры, к которой приобщаются сами и приобщают детей, люди ищут батюшку, который «совершит обряд побыстрее».

Разумеется, осуждать за такой подход верующих ни в коем случае нельзя. Церковная жизнь и всё, что с ней связано, — дело сугубо добровольное. Строгий канон, который велит отлучать от Церкви клириков и мирян, пропустивших три подряд воскресных богослужения, предпочитают не вспоминать даже самые строгие блюстители церковных законов, не говоря уже о рядовых верующих.

Однако, по мнению ряда церковных публицистов, желание следовать традиции, фигурально выражаясь, «без обязательств», привело к тому, что Церковь всё чаще воспринимается крещёными людьми не как община верных последователей Христа, а как… «комбинат ритуальных услуг»:

«Подавляющему большинству людей Христос как таковой не нужен, и от Церкви они требуют того, чтобы она максимально обустроила их жизнь на земле в чисто утилитарном плане… Мы живем в иллюзии церковного возрождения, потому что у нас плохая медицина и социальная сфера. Будет лучше — сразу христиан у нас поубавится», — убеждён профессор Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов.

«Люди… хотят получить от Бога… три простых вещи, которые мы обычно желаем друг другу на Новый Год и на день рождения: успехов в труде, крепкого здоровья и счастья в личной жизни… Вот, оказывается, Церковь для чего нужна: чтобы бесконечно за счёт духовного улучшать качество земной жизни», — с горькой иронией вторит коллеге другой известный священнослужитель, протоиерей Алексий Уминский. Эти слова он произнёс 24 июня 2016 года, выступая с лекцией «Что я хочу от Церкви?» в КТЦ «Дружба» г. Чехов. Несмотря на вечер пятницы, зал был заполнен не более чем на треть.

…После революции 1917 года российская Церковь оказалась на грани уничтожения, на всём протяжении советского периода истории оставалась маргинальной структурой. Но в 1988 году в Стране Советов произошёл перелом: РПЦ отметила 1000 лет Крещения Руси — официально, масштабно, с многолюдными торжествами в Москве, Киеве, Ленинграде и Владимире, с трансляцией по государственным телеканалам. Это событие даже громко назвали «Вторым Крещением Руси».

Самый страшный период испытаний для Церкви вот уже тридцать лет как завершён. Активно строятся новые храмы (около тысячи в год!) и восстанавливаются старые, утерянные святыни — возвращаются в собственность Церкви (достаточно вспомнить нашумевшую историю с Исаакиевским собором в Санкт-Петербурге), реализуются благотворительные проекты. Центральные и специализированные СМИ — телеканалы, газеты, интернет-ресурсы — регулярно публикуют выступления представителей Церкви по самому широкому кругу вопросов — от проблемы абортов до скандальных премьер (спектакль «Тангейзер», х/ф «Матильда» и т. д.), а Предстоятель РПЦ — впервые в истории! — на равных встречается с главой Ватикана. Русская Церковь сегодня — одна из наиболее влиятельных общественных институций, причём, не только в России.

Но, судя по всему, этого по-прежнему недостаточно для того, чтобы число россиян, желающих ощутить принадлежность не только к великой национальной традиции, но и к самому существу православной веры, заметно возрастало.

Ситуация усугубляется последними событиями.

В конце августа — начале сентября в мировом православии разразился скандал. Диалог Русской Православной Церкви в лице патриарха Кирилла и Вселенского патриарха Варфоломея по вопросу автокефалии Церкви Украины зашёл в тупик. Варфоломей объявил все существующие на Украине церковные структуры (УПЦ МП, «Киевский патриархат», «Украинскую автокефальную православную церковь») неканоническими и предпринял ряд действий по объединению их всех под началом Константинопольского патриархата. По мнению экспертов, у патриарха Варфоломея есть все основания (прежде всего, канонические) довести воплощение своего плана до конца. В РПЦ понимают, что могут потерять до половины своих приходов, а вместе с ними — и статус самой крупной поместной Церкви в мире, и грозят Вселенскому патриарху разрывом канонического общения.

Если развития будут развиваться по наихудшему сценарию, мировое православие ждёт потрясение, по масштабу сравнимое с Великой схизмой XI в. (отпадение Римской Церкви от Вселенского Православия) и европейской Реформацией XVI в. (отпадение ряда новообразованных протестантских течений от Римо-Католической Церкви). Пострадают все: и патриархи, которые войдут в историю как виновники нового раскола, которым не хватило мудрости и смирения поступиться властными амбициями, и, прежде всего, рядовые верующие, которые по вине своих предстоятелей окажутся лишены главного в жизни христианина — совместной евхаристии.

Но, как гласит русская поговорка, «нет худа без добра», и даже в этой, весьма печальной ситуации, есть положительный момент для Русской Церкви.

Возможно, высокопоставленные иерархи, наконец, отодвинут в сторону популярную имперскую риторику «третьего Рима», которая всегда будет вступать в глубинное противоречие с проповедью Христова «Царства не от мира сего», и всерьёз задумаются над реальными способами воцерковления многочисленной армии номинальных верующих — более близкими к миссионерским подвигам апостольских времён.

ВЛАДИМИР КАРПОВ
Фото Варвары Сергеевой