Во имя сына

Во имя сына

Во имя сына

19.07.2019. APCNEWS.RU.      Интервью с Тамарой Чикуновой: после необоснованного ареста и расстрела единственного сына она основала ассоциацию «Матери против смертной казни и пыток».

Её рассказы подобны реке, вышедшей из берегов, они очень подробны и заканчиваются всегда одинаково: «У всего есть предел - только не у милосердия». После того, как ее единственный сын был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян 10 июля 2000 года, Тамара Чикунова (Узбекистан) основала ассоциацию «Матери против смертной казни и пыток», – сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Vatican News.

Тамара ездит по всему миру и рассказывает свою историю, рассказывает о незаконной казни сына, - именно это и подтолкнуло ее на тернистый путь защиты прав человека и очеловечивания мест лишения свободы. Прежде всего она делает это в тех странах, где до сих пор существует эта «высшая мера наказания» (в последние месяцы в центре ее внимания находится Белоруссия). У нее же на родине, благодаря ее упорному труду и поддержке со стороны Общины Святого Эгидия, смертная казнь была упразднена 1 января 2008 года, и именно благодаря ее вмешательству были спасены около ста человеческих жизней, которые уже много лет уже жили в тисках смерти.

Арест и пытки

«Давайте по порядку, - сразу начинает она, не оставляя большого пространства для вопросов. – Мы жили и работали в Ташкенте до того проклятого дня - 17 апреля 1999 года. Трое в гражданском заявились в офис моего сына и взяли его под арест. Я была там во время этого загадочного визита, - поясняет Тамара: с самого начала у нее появилось ощущение, будто что-то не в порядке. - Я спросила, чем вызвана эта мера, и мне ответили, что это формальность. С того дня Дмитрий больше не выходил из тюрьмы». А спустя несколько часов и Тамара была задержана и допрошена в течение 12 часов. «Они меня избили, потому что я продолжала спрашивать о сыне. Увидеться с ним мне удалось лишь через шесть месяцев, и я с трудом его узнала».

Признание и смертный приговор

Матери, вынужденной выслушивать описания пыток и всякого рода унижений, которым был подвергнут самый любимый человек на свете, забыть об этом невозможно. Что же случилось? «Он не соглашался подписывать свидетельство против самого себя, признаваться, что совершил двойное убийство, в котором его обвиняли». Не останавливаясь и не колеблясь, Тамара восстанавливает факт за фактом. «Тогда его отвели на место преступления, заставили встать на колени, связали руки за спиной и приставили пистолет к голове: либо ты подписываешь признание, либо мы стреляем, - последовала угроза. Но Дмитрий снова отказался. А потом ему дали послушать мобильный телефон, и он услышал, как меня бьют во время допроса. Тогда сын и подписал это обвинение, чтобы спасти меня». 11 ноября в Ташкенте был оглашен приговор, но Тамаре удалось встретиться с сыном лишь семь месяцев спустя в камере смертников.

После расстрела: завещание

«10 июля в ташкентской тюрьме он был тайно расстрелян». Невозможно передать всю боль этой женщин, к тому же она была сопряжена со многими вопросами, на которые так и не был получен ответ. Почему именно он? Почему такая жестокость? Через сорок дней ей отправили последнее письмо, написанное Дмитрием перед смертью: завещание. «Дорогая моя мамуля. Я прошу прощенья, если не судьба нам увидеться. Помни, что я не виновен, я никого не убивал. Я лучше умру, но никому не позволю тебя бить. Я тебя очень люблю, и ты - единственный дорогой мне Человек. Пожалуйста, помни обо мне». Тамара страдает, глубоко страдает, но сдерживает себя. После двух лет бессонницы, сопровождаемой сильной жаждой мести, она возлагает на себя бремя последней воли сына и начинает сражаться против ненавистной высшей меры, «которая во многих частях мира все еще считается способом пресечения тяжких преступлений. Однако таким образом осужденный становится жертвой социальной проблемы, заложником преступления, совершенного во имя закона. Это возмездие общества!» - подчеркивает Тамара.

Сила прощения

Ее цель – бороться, чтобы сохранить живую память о жертве Дмитрия и преобразовать свою боль в конкретное свидетельство близости к жертвам. «Это сила прощения», - комментирует она. Вот почему Тамара изучает процессы, дает советы родственникам заключенных о возможных действиях, которые нужно предпринять, помогает им составлять письма и апелляции. «Женщинам, приходившим навестить своих детей, мужей и братьев в крыле для смертников, я повторяла: не плачьте, дайте им силу бороться и идти вперед. Ваша борьба – это борьба за жизнь. И никогда не говорите о мести». Сила воли и инициативы ее ассоциации, а также помощь тех, кто первыми ее поддержали – «друзья из Общины Святого Эгидия», - позволяют Тамаре поставить перед собой четкую цель.

Отмена смертной казни и спасение человеческих жизней  

Первого января 2008 года Узбекистан упраздняет смертную казнь и становится 134-м государством в мире, отменившим высшую меру наказания, и третьим в бывших среднеазиатских республиках Советского Союза после Туркмении и Киргизии. Тамаре это удалось, и хотя сегодня она для Узбекистана «нежелательное лицо», географические границы для нее не преграда, и она повсюду рассказывает свою историю и истории тех, кто выжил. Среди спасенных ею жизней – Евгений Гугнин: «Для него уже был подписан смертный приговор, - продолжает Тамара. -  В камере смертников он был крещен и выразил желание стать священником, если ему удастся выйти из этого ада. Евгения помиловали и освободили в 2011-м. В настоящее время он учится в Ташкентской семинарии».

«Досье» Тамары

У этой истории счастливый конец, как и у множества других, которые Тамара собирает в специальный конверт с фотографиями и записями. На первом листе папки в формате А4 – большая фотография горячо любимого сына вместе с приговором: «Чикунов Дмитрий, 28 лет. Русский, христианин, гражданин России, не имеет ценности для общества, в местах лишения свободы исправлению не подлежит. Поэтому за совершенные преступления приговаривается к смертной казни через расстрел». В марте 2005 года Дмитрий был реабилитирован посмертно, его признали невиновным, а процесс объявили неправосудным. Для него, как и для многих других, говорит в заключение Тамара, «дверь тюрьмы была слишком широкой, когда он вошел, но бесконечно узкой, когда он пытался выйти».

Давиде Дионизи – Град Ватикан

Общество

другие статьи

20.08.2019. APCNEWS.RU.      Стиляги, беспризорники, «еретики» и «язычники» – как субкультуры повлияли на русскую историю. И кто на самом деле был опасен для власти.

17.08.2019. APCNEWS.RU.      Почему мы боремся за бумажные учебники, в чем учителя отстают от учеников, кому оказался нужен ЕГЭ и как система образования соотносится с реальной жизнью, рассказывает Александр Адамский,...

17.08.2019. APCNEWS.RU.      Археологи обнаружили в историческом центре Пскова захоронение XV века, на территории которого сейчас располагаются Поганкины палаты - комплекс зданий, возведенных в XVII веке известным псковским...