Почему всем нужен «Журнальный зал»

Почему всем нужен «Журнальный зал»

Почему всем нужен «Журнальный зал»

07.10.2018. APCNEWS.RU.   Закрытие ЖЗ комментируют Иван Толстой, Модест Колеров, Максим Кронгауз и другие. В начале октября стало известно о приостановке работы «Журнального зала» — важнейшего гуманитарного проекта, в рамках которого более двадцати лет подряд в сети публиковались материалы многих литературных и научных журналов.

По просьбе «Горького» ситуацию с закрытием ЖЗ комментируют ученые, писатели, журналисты и депутат Госдумы, сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на сайт Культурная Эволюция.

Иван Толстой, филолог, журналист (Радио «Свобода»)

Закрытие ЖЗ — это цивилизационная катастрофа. Не культурная пока еще. Но цивилизационная. Цивилизация делает существование удобным, приспособленным к проблемам. Водопровод, электричество, газ. Никакой самоценности в водопроводе нет, но без него мы отбрасываемся назад. Так и ЖЗ. Сам по себе он не создает культуры, он всего лишь передаточное звено, приводной ремень, соединяющий культуру и читателя. Культура без ЖЗ не вымрет, но будет в дикой тоске озираться и ждать нас. А мы — ну что мы? — кряхтя, взвалим на себя коромысло и, как отцы и деды (вернее, бабы), отправимся все туда же, по воду.

Модест Колеров, историк, главред ИА Regnum

Я сам многолетний, хотя и не очень активный пользователь материалов ЖЗ. Равных ему в русской сети нет. Его культурное значение огромно. Для очень многих толстых журналов сегодня — это главная платформа для общения с читателями, думаю, и по числу их превосходящая бумажные версии. Это не менее чем национальное достояние — и надо благодарить частного благотворителя, который сделал существование ЖЗ возможным в таком формате. Считаю сохранение и развитие такого ЖЗ обязательным для нашей национальной культуры и хочу сказать, что REGNUM готов предоставить альтернативную платформу для ЖЗ, если она понадобится.

Лев Оборин, поэт, переводчик, критик, редактор сайта «Полка»

Мы, к сожалению, не знаем до конца, в чем основная проблема с ЖЗ: из скупых комментариев, опубликованных в прессе, ясно, что она упирается не только в деньги. Неясно и то, какова дальнейшая судьба проекта: сохранится ли уже накопленный огромный массив публикаций или будет уничтожен (и нам придется вылавливать его из Wayback Machine). Последний вариант маловероятен, но бывает всякое. В любом случае, даже прекращение новых публикаций в ЖЗ — событие очень болезненное: переставая обновляться, сайт становится из живой, постоянно пополняемой библиотеки архивом, к которому обращаются все реже. При всех недостатках ЖЗ: его отчетливой на фоне 2018 года веб-1.0-ности со всеми вытекающими проблемами навигации; его определенной партийности, из-за которой мы видим на нем далеко не все важные русские литературные журналы (памятен, например, скандал с невключением в ЖЗ лучшего русского поэтического журнала «Воздух») — ЖЗ замечательно выполнял редкую даже в мировом литературном интернете функцию агрегатора, своего рода среды, которая позволяла мгновенно видеть новые публикации и сохраняла статус толстых журналов, всего их цеха, как большой экспертной площадки. Нынешняя общекультурная установка на обособление, переходящее в геттоизацию, видимо, не щадит и ЖЗ, но с его закрытием многим людям, чья работа связана с литературой, станет труднее жить. Другое дело, что при наличии доброй воли и относительно небольших средств такой проект можно собрать заново, пересмотрев заодно — в сторону расширения — и список включенных в него изданий.

Максим Кронгауз, лингвист, профессор НИУ ВШЭ

ЖЗ выполняет две отчасти связанные, отчасти противопоставленные задачи. Во-первых, он своего рода музей журнальной культуры XX века. Во-вторых, он пространство оживления этой культуры, включения ее в современное информационное пространство. Я это очень чувствую по своим статьям. Выход бумажного номера вообще ничего не означает. Я сам получаю его где-нибудь через полгода, когда наконец добираюсь до редакции. А вот публикация в ЖЗ, на которую можно сослаться, немедленно вызывает отклики и даже дискуссии. Очень важно, что это общее пространство, которое нельзя заменить множеством сайтов отдельных журналов. Сюда можно прийти, чтобы найти разные публикации одного автора либо, как в библиотеке в открытом доступе, полистать те или иные журналы, поискать новинки вообще, сравнить последние номера. Отсутствие обновлений сделает этот современный музей-библиотеку памятником, потому что отнимет функцию оживления журнальной культуры. Это удар по всем нам (я имею в виду современных олдскульных читателей, потому что просто современные читают только книги) и по самой журнальной культуре, которой трудно будет его пережить.

Ирина Сурат, филолог (ИМЛИ РАН)

Скажу сразу: я не верю в закрытие ЖЗ, причина одна — это слишком нужно нам всем, чтоб мы не смогли общими усилиями решить такую не очень затратную задачу, как поддержание общего культурно-информационного ресурса. Так или иначе, проблема ЖЗ будет решена, потому что за двадцать с лишним лет его существования мы привыкли к тому, что отобранные экспертным сообществом и опубликованные в журналах тексты всегда доступны, всегда под рукой. И дело не только в доступности: ЖЗ играет колоссальную информационную роль, это наше общее культурное пространство, в котором интегрированы художественные и научно-гуманитарные тексты, это некоторый срез времени, это форма общественного противостояния распаду — так что сегодня, когда многие бумажные журналы не доходят в провинцию, не доходят за границу и вообще оказались под угрозой, ЖЗ тем более должен существовать не только как архив, а как живой и пополняемый ресурс.

Абрам Рейтблат, социолог литературы, редактор («Новое литературное обозрение»)

ЖЗ делает доступными журналы дома, под рукой, не нужно подписываться на них (то есть тратить деньги) или идти читать в библиотеку. Даже подписчики редко хранят дома комплекты за много лет, а тут доступны (пока) номера более чем за два десятка лет. Кроме того, ЖЗ предоставляет тексты в электронном виде, что обеспечивает возможность поиска.

Многие журналы выставляют номера и на своих сайтах, но ЖЗ — общая площадка, в течение краткого времени позволяющая ознакомиться с новыми публикациями (или, в случае некоторых журналов, хотя бы с информацией о них).

Добавлю, что ЖЗ дает сведения об авторах, что позволяет быстро получить представление о характере публикаций того или иного литератора и круге изданий, с которыми он сотрудничает.

В наше время, когда лавинообразно увеличивается информационный поток, любые способы, ускоряющие получение информации и упрощающие навигацию в этом потоке, чрезвычайно важны и полезны.

Анастасия Гачева, филолог (ИМЛИ РАН), библиотекарь (Музей-библиотека Н. Ф. Федорова)

Проект ЖЗ — один из тех живых, творческих, внутренне свободных проектов, со своим «лица необщим выраженьем», со своим ритмом и широким дыханием, которые так отрадно смотрятся в наши дни, когда гуманитарная сфера испытывает все больший прессинг со стороны пресловутых «менеджеров» и «оптимизаторов». Представляя толстый литературный журнал как «эстетический феномен русской культуры», ЖЗ сам стал таким феноменом, неизымаемым звеном современной литературной жизни, динамично развивающейся как в реальной, так и в виртуальной среде.

За долгие годы существования ЖЗ мы, пишущие и читающие, так сроднились с ним, что относились к порталу как к собственным легким: дышишь и не замечаешь. Открывали, смотрели, читали, закрывали, снова искали в сети. Радовались, когда на, казалось бы, совсем безнадежный запрос в перечне ссылок, уводивших все мимо и не туда, высвечивалась красная эмблемка ЖЗ — тут-то и находился долгожданный (и авторитетный!) ответ. Вероятно поэтому появившаяся на главной странице лаконичная фраза, сообщающая, что проект остановлен и «обновления сайта прекращены», обрушилась как гром среди ясного неба.

Мы привыкли, что ЖЗ есть — и точка. Мы привыкли заходить на сайт и радоваться новым текстам. И совершенно невозможно представить, что живой организм слова теперь замрет, заморозится, как странички умерших, застывшие на последней сделанной записи или горьком объявлении о прощании. Что проект, по выражению Н. Ф. Федорова, будет сдан «в архив», «в Музей», превратится в прошлое, в «мемориал», напоминающий о том, что было, цвело да прошло…

Мне — как филологу и одновременно библиотекарю — очевидно, что остановка ЖЗ сродни культурной катастрофе. В ситуации стремительного уменьшения подписки на толстые журналы, когда дефицит средств заставляет и тех, кто читает, и тех, кто комплектует библиотеки, разводить руками, существование ЖЗ спасительно для всех нас. Ведь даже если библиотека поднатужится, поднапружится и выпишет пару-тройку толстых журналов, на остальные у нее средств точно не хватит. ЖЗ же дает возможность и библиотекарям, и читателям познакомиться не с одним, а почти с тремя десятками литературных журналов. А еще он работает как удобный, доступный и понятный справочный портал. Здесь размещены ссылки и на сайты-побратимы, также знакомящие в сети с содержанием литературной периодики, и на сайты других журналов, от «Вестника РХД» и «Звезды» до известных «Простора», «Подъема» и «Радуги», представлены основные литературные проекты и премии последних лет.

Ориентация на всеобщность и бесплатность доступа к культурному знанию — неотъемлемая составляющая проекта ЖЗ. И за ней будущее, какие бы преграды распространению знаний и художественных текстов ни громоздились теперь.

Сергей Шаргунов, писатель, депутат Госдумы (КПРФ)

Если понадобится, я всегда готов привлечь имеющиеся у меня ресурсы для поддержки ЖЗ. Уверен, найдутся и другие люди, отзывчивые к русской культуре, потому что это уникальный проект, и все возможности, чтобы он не помер, сегодня есть. Сам я уже не первое десятилетие практически ежедневно ныряю в ЖЗ, там всегда есть что посмотреть и почитать. Мне очень нравятся рейтинги ЖЗ, с помощью которых выбирается то, что важнее и интереснее. Каждый раз увлекательно участвовать в этом соревновании, и я благодарен тем тысячам людей, которые читают мои тексты в «Октябре» или «Новом мире» именно через ЖЗ.

Конечно, я бы хотел, чтобы в ЖЗ присутствовали и почвенники, «Москва» и «Наш Современник», но в целом это место, которое дает нам культурную навигацию, это тот компас, который помогает ориентироваться в разнообразии современной литературной жизни. Потому что как бы ни хоронили толстые журналы, это по-прежнему важная институция, куда в первую очередь может прийти начинающий писатель, это по-прежнему путевка в литературу. Помимо прочего, качество редактуры, те художественные фильтры, которые присутствуют в толстых журналах, на мой взгляд, очень важны для серьезной прозы, поэзии, драматургии и критики.

Мне бы хотелось, чтобы однажды возник яркий современный литературный журнал, который выходил бы и на бумаге, продавался бы везде и всюду. Кроме того, я с огромным почтением отношусь к усилиям подвижнического толка в интернете, в том числе связанным с жизнью сайта «Горький», — это дополняет тот важный и сложный организм, который представляет собой ЖЗ. Дай бог ему долгих лет жизни, и в случае чего я готов стать одним из его реаниматоров.

Андрей Василевский, поэт, главред «Нового мира»

Как только стало известно о проблемах с ЖЗ, многие добрые люди в fb стали недоумевать: мол, неужели так сложно сделать новый сайт. Добрые люди не учитывают, что значение этого выдающегося гуманитарного проекта только наполовину связано с представленным на сайте контентом, а наполовину — с сотнями, наверное, тысяч, ссылок, раскиданных по всему русскому интернету. 

Ссылок действующих. Действующих, пока сайт по-прежнему находится на magazines.russ.ru. То же с поисковиками: при запросе «журнальный зал» Яндекс сразу в первой строчке выдает адрес ЖЗ на magazines.russ.ru. При переносе того же самого контента на новое место с новым адресом эти достижения обнулятся. Вернуть это (ссылки, трафик, первая строчка Яндекса) теоретически можно, но потребуется или много времени, или много денег на раскрутку нового сайта.

Для журнала «Новый мир» сложившаяся ситуация не катастрофична, поскольку мы уже и так более года не выставляем новые номера в ЖЗ, предпочитая по некоторым причинам меньший трафик, но на своем собственном «новомирском» сайте. Однако я являюсь членом Совета «Журнального зала», и проблемы этой замечательной библиотеки меня весьма тревожат.

Александр Снегирев, писатель, замглавреда журнала «Дружба народов»

ЖЗ всем нам нужен по ряду причин, и одна из них в том, что он легитимизирует текст. Если раньше можно было сказать, что это делает бумага, то сегодня без онлайн-публикации тебя, считай что, и нету. Для наших авторов, особенно начинающих, принципиально важно, чтобы их тексты были не только в бумажной версии «Дружбы народов», но и оказались в ЖЗ, на нашей странице. Сайт устроен очень удобно: ты можешь дать в соцсети ссылку непосредственно на свое сочинение и в то же время находишься в контексте, тебя сопоставляют с твоими коллегами, в том числе из других журналов. Само ощущение диалога писателя с читателем возникает сегодня не на встречах с литераторами, а в соцсетях, когда тебе ставят лайки, комментируют, ругают, возникает полемика, и так ты понимаешь, что нужен.

ЖЗ документирует течение литературной жизни, и это принципиально важно, потому что тем самым задает систему координат. А если мы останемся только с бумагой, то будем раздроблены, брошены поодиночке, как котята в море, и можем пойти на дно.

Василий Авченко, писатель, журналист

Закрытие ЖЗ можно сравнить с закрытием огромной библиотеки. Или даже ее сожжением. Этот ресурс, безусловно, выполнял важнейшую культурную миссию и был едва ли не единственным в своем роде, переводя разрозненные толстые журналы в новое качество, отражая уже не творчество того или иного автора или даже направление, а то, что называется литературным процессом. Поэтому он не может быть сведен к арифметической сумме журналов и их собственных сайтов.

Больших затрат его содержание, насколько я понимаю, не требовало. У нас в стране откуда-то находятся огромные средства на… На что только не находятся. Государство, частные меценаты, краудфандинг — как угодно, но ЖЗ нужно сохранить. Как и вообще «толстожурнальный» институт. Чтение, библиотеки, издательства, книжные магазины — все это должно стать одним из национальных, как говорится, проектов. Но почему-то логика нашего рынка такова, что по телевизору рекламируются не книги, а разная ерунда, без которой мы прекрасно проживем. Открываются торговые центры и закрываются журнальные залы. Проблемы испытывают литературные премии, литературная критика… Нужно разворачивать вектор в обратную сторону, не приближать гуманитарную катастрофу.

"Горький"