Комикс как серьёзное чтение

Комикс как серьёзное чтение

Комикс как серьёзное чтение

21.07.2019. APCNEWS.RU.      С некоторых пор комиксы стали рассказывать о трудном прошлом – о войнах и геноциде. Этот жанр почтительно зовется «графическим романом». Издатели надеются, что с его помощью сумеют донести серьёзный материал до молодёжи.

В России комикс до сих пор не воспринимается как искусство. Идея с его помощью рассказывать о тяжёлом травматическом прошлом ХХ века многим кажется абсурдной. Но зарубежный опыт таких изданий вполне успешен, – сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Медиапроект s-t-o-l.com.


Пулитцеровскую премию получил изданный в 1972 году американским художником и писателем Артом Шпигельманом графический роман «Маус: Рассказ выжившего». «Маус» – история отца автора, Владека Шпигельмана, польского еврея, пережившего Холокост. В 2014 году книга вышла и в России и наделала много шума, её даже снимали с продаж якобы из-за изображения свастики на обложке.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Арт Шпигельман «Рассказ выжившего»

Огромный успех по всему миру имел вышедший в 2000 году автобиографический комикс французской художницы и писательницы иранского происхождения Маржан Сатрапи «Персеполис» об иранской революции 1980 года. Трёхтомный графический роман француженки издан на 16 языках, включая иврит и китайский. По нему снят полнометражный анимационный фильм, получивший множество премий и номинированный на «Оскар». На русском языке «Персеполис» вышел в 2013 году.

Российские авторы графических романов тоже стремятся рассказать о трудном прошлом своей страны – сталинских репрессиях, ГУЛАГе, блокаде Ленинграда

Российские авторы графических романов тоже стремятся рассказать о трудном прошлом своей страны – сталинских репрессиях, ГУЛАГе, блокаде Ленинграда. В «Музее истории ГУЛАГа» недавно состоялась встреча авторов нескольких подобных проектов – как переводных, так и русскоязычных. Участники встречи поделились своим опытом создания комикса-трагедии; рассказали, чем интересно такое чтение и какие у него перспективы.

Кому-то это кажется примитивным

– Только что в России были изданы сразу 4 комикса, затрагивающие темы репрессий, войны, блокады, а ведь совсем недавно этого даже представить было нельзя, – говорит Дмитрий Яковлев, директор издательства «Бумкнига», недавно выпустившего графический роман «Сурвило» о судьбе женщины, пережившей блокаду. – В нашем издательстве эту волну запустил комикс «Персеполис», который наравне с «Маусом» является достоянием современной графической литературы. Мы издали три тиража. Это значит, что публика готова воспринимать комиксы на серьёзные темы. Кому-то язык «Персеполиса» кажется примитивным, зато другим людям это облегчает восприятие. Чтение комикса и литературы – это разные вещи. А у многих вообще нет опыта чтения комиксов.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Маржан Сатрапи «Персеполис»

Получается двойной эффект. С одной стороны, молодёжь, незнакомая с серьёзными темами, соглашается узнавать историю современности через привычный для неё жанр комикса. С другой – люди старшего поколения, никогда не державшие в руках рисованных рассказов, оказываются заинтересованными острой темой и таким образом знакомятся с новым для себя жанром литературы. Когда первый том «Персеполиса» впервые вышел во Франции, любители комиксов абсолютно его не восприняли. А надо сказать, что в этой стране второй по величине рынок комиксов в мире после Японии. Зато когда был издан второй том книги, каким-то образом о нём узнали любители литературы, и благодаря им произошел взрыв популярности этого комикса. Он открыл новые горизонты для французского комикса, очень сильно расширил его аудиторию.

– Молодёжь сегодня воспринимает всю информацию 10-секундными визуальными нарративами

– Мы должны рисовать и писать не только о прошлом, но и о том, что происходит сегодня, – говорит Алексей Костин, журналист и исследователь, написавший сценарий к документальному комиксу «Эхо Сандормоха». – Молодёжь сегодня воспринимает всю информацию 10-секундными визуальными нарративами. Наша задача – найти способ, который позволит перевести на их язык с языка историков, литературы, мемуаров, воспоминаний дедушек и отцов. Нужно заинтересовать детей. Ведь если человека что-то зацепило, он уже сам будет искать источники и узнает всю правду. Поэтому у графических романов и образовательная, и художественная миссии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Лена Ужинова, Алексей Костин «Эхо Сандормоха»

Они знали, что нам можно доверять

«Музей истории ГУЛАГа» совместно с креативным агентством BBDO Moscow издали комикс «ВЫ-ЖИВШИЕ». Это воспоминания жертв массовых репрессий, рассказанные с помощью графических новелл. Героями этого проекта стали люди, истории которых можно прочитать в постоянной экспозиции музея.

– Мы очень бережно относимся к людям, которые дают нам свои вещи и документы для экспозиции музея, – говорит Анна Стадинчук, замдиректора по развитию «Музея истории ГУЛАГа». – Несколько человек, о которых мы рассказали в комиксе, ещё живы. Мы спросили у них разрешения рассказать их историю таким необычным способом. Они знали, что нам можно доверять, и реакция была хорошая. Наша музейная экспозиция рассказывает всю историю ГУЛАГа – от его создания до ликвидации после смерти Сталина. И мы искали способ рассказать о ней разным аудиториям. Мы показываем и статистику, и хронику, и личные истории разных людей – известных, как Солженицын с Шаламовым, и неизвестных, которых узнаём впервые. Хотелось привести в музей аудиторию, которая никогда с этим не сталкивалась.

Приблизительно половина молодых людей не знает, что такое ГУЛАГ, никогда не слышали про массовые репрессии

Сотрудники музея провели соцопрос и выяснили, что приблизительно половина молодых людей не знает, что такое ГУЛАГ, никогда не слышали про массовые репрессии. Музей обратился за помощью к тем, кто ищет новые пути выхода на аудиторию – в креативное агентство BBDO Moscow. Именно агентство среди прочих вариантов предложило рассказать о музее с помощью комикса. Из всех историй, представленных на экспозиции, выбрали четыре. Сценарист изучил их интервью, мемуары, сохранившиеся письма.

– Комикс стал для нас решением проблемы донесения информации до молодой аудитории, – говорит креативный директор агентства BBDO Moscow Сергей Кожевников. – У нас был нулевой бюджет, средства мы собрали на краудфандинговой платформе. Нужно было переложить на язык комиксов истории отдельных людей. Решили, что каждую историю будет делать отдельный иллюстратор – это подчеркнет индивидуальность каждой судьбы. В изобразительной части мы старались показать ГУЛАГ так, как его видели герои, посмотреть на него их глазами. Обложку делал отдельный иллюстратор. На ней представлен образ того, как огромная машина государства надвигается на беззащитного человека.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Сборник комиксов «ВЫ-ЖИВШИЕ» по воспоминаниям жертв политических репрессий, Музей истории ГУЛАГа

– Выход подобных комиксов стал возможным благодаря двум факторам, – говорит Мария Скаф, одна из переводчиков графического романа «Дневник Анны Франк». – Во-первых, в России возникла некая особая иллюстраторская школа. А во-вторых, появилась некая платформа, которая позволяет нам вообще говорить на эти сложные темы. Ведь мы только сейчас получили возможность публиковать эти дневники и документы. Период, когда мы можем позволить себе эту рефлексию, совпал со временем, когда у нас появился этот способ изложения.

Ещё больше возможностей

Комикс «Дневник Анны Франк» создали израильские мультипликаторы Ари Фольман и Дэвид Полонский, обладатели огромного числа международных премий, на основе реального дневника еврейской девочки, которая описывала события своей жизни в течение трёх лет, пока вместе с семьёй пряталась от нацистов. Анна Франк умерла в концлагере, а её дневник стал одним из самых известных артефактов Второй мировой войны.

– Неожиданно комикс может дать больше, чем привычный литературный рассказ

– Неожиданно комикс может дать больше, чем привычный литературный рассказ, – говорит Мария Скаф. – Читая записи Анны Франк, в воображении мы можем представлять всё по-своему и неправильно. Визуальная версия более достоверна. Мы ждём, что через неё нам покажут то, что мы не могли бы сами увидеть.

Образ Анны Франк стал популярным символом, который воспроизводится десятилетиями. С другой стороны, её дневник не отражает ужасов нацистской хроники, лагерного быта. Получается в какой-то мере стерилизованная картинка, безопасная для детской психики и впечатлительных натур. При этом мы понимаем, что речь идёт об обычном подростке. Отношения с мамой, с любимым мальчиком волнуют Анну так же сильно, как и близость нацистов. Её дневник написан с большим юмором и простотой. С таким же юмором и простотой проиллюстрировали её историю Фольман и Полонский – и именно это производит самое сильное впечатление. Иллюзорная беспечность, беззащитность детства перед лицом зла, близкое соседство жизни и смерти – оказывается, такие вещи можно отобразить графически, и они коснутся сердец читателей.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ари Фольман и Дэвид Полонски «Дневник Анны Франк»

– Не было такого, чтобы комикс ограничивал меня в передаче эмоций или фактов. Наоборот, он даёт больше возможностей, чем книга и даже кино, – подтверждает художница Ольга Лаврентьева, автор графического романа «Сурвило». – Графическая литература имеет очень большую силу, очень много приёмов, чтобы погрузить читателя в пространство книги.

Комикс «Сурвило» был издан в 2019 году и получил большой резонанс. Лаврентьева описала историю своей бабушки Валентины Сурвило, прошедшей через годы репрессий, пережившей блокаду Ленинграда.

– Комикс, оказывается, может быть мощным инструментом, если с его помощью рассказывать личные истории людей

– Моя бабушка жива, ей сейчас 94 года, – говорит Ольга Лаврентьева. – Она прожила достаточно благополучную жизнь, создала семью. Но страхи всегда её преследовали и продолжают преследовать. Страх потерять близких, страх, что в любую минуту произойдёт что-то ужасное, что всё изменит. В этом страхе она воспитывала дочь и внуков, и он до сих пор остаётся в семье.  И моей задачей было визуально передать её воспоминания – где-то чёткие, где-то стёршиеся, прерывистые. Комикс, оказывается, может быть мощным инструментом, если с его помощью рассказывать личные истории людей. Личные истории ценны тем, что в них никогда нет только чёрного или только белого. В них чередуются и светлые, и тёмные эпизоды, как это всегда и бывает в жизни.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ольга Лаврентьева «Сурвило»

– Реакция на книгу «Сурвило» была неоднозначной, – говорит директор издательства «Бумкнига» Дмитрий Яковлев. – Одни говорили: «Это что-то новое, как здорово!» Другие: «Как вам не стыдно, что вы творите!» Но основная проблема, получается, в терминологии, в отношении общества к слову «комикс». Поэтому мы использовали определение «графический роман», понимая, что это не наши проблемы, что мы потом сможем использовать правильное слово, но на старте обществу более комфортно называть этот продукт графическими романами или новеллами, потому что комиксы связаны с чем-то смешным.

Результат этого эксперимента впечатляет: контраст проблемной темы и вроде бы лёгкого жанра привёл к резонансу, обеспечил приличный охват читателей, а значит, большое число людей с помощью комиксов узнает об истории страны и в её контексте об историях отдельных людей. Кстати, проект «ВЫ-ЖИВШИЕ» не является коммерческим. Он выложен в открытый доступ на сайте «Музея истории ГУЛАГа», каждый может его прочесть, разослать друзьям, растащить на цитаты, даже дополнить своей собственной историей. Главное – чтобы история страны продолжала жить в любом жанре, доступном для восприятия.