«Само собой и вообще»: как пережить развод родителей?

«Само собой и вообще»: как пережить развод родителей?

«Само собой и вообще»: как пережить развод родителей?

08.11.2018. APCNEWS.RU.   Есть ли жизнь после развода родителей? Ответ на этот непростой вопрос ищут два подростка и малыш Шустрик в книге австрийской писательницы Кристине Нёстлингер «Само собой и вообще»

Развод – самая недетская из тем, какую только можно придумать для детской книжки. Вместе с тем едва ли не каждый третий ребёнок знаком с этим явлением не понаслышке. По данным Росстата, разводом заканчивается больше половины браков в нашей стране, и с каждым годом эта статистика только растёт. По уровню травматичности развод сравнивают со смертью близкого человека. В какой-то степени развод, даже самый бесконфликтный и дружелюбный, – это и есть смерть: семья в том виде, в котором она существовала до развода, умирает. А вот родится ли что-то на её месте (и если да, то что?) – большой вопрос, сообщает Служба новостей APCNEWS.RU со ссылкой на Медиапроект s-t-o-l.com.

Неудивительно, что тема развода проникает и в детскую литературу. Одной из первых детских книг, в центре сюжета которых развод родителей, на российском книжном рынке стала книга австрийской писательницы Кристине Нёстлингер «Само собой и вообще».

Большую часть времени родители ссорятся, а дети вынуждены быть не просто свидетелями родительских ссор, но и активными участниками

Семью, в которой живут пятнадцатилетняя Карли, тринадцатилетний Ани и малыш Шустрик, сложно назвать идеальной. Большую часть времени родители ссорятся, а дети вынуждены быть не просто свидетелями родительских ссор, но и активными участниками.

«Шустрик, мой младший брат, с готовностью участвует в этой игре. Мчится к маме и спрашивает, где папины синие брюки. Мчится к папе и говорит, что синие брюки в химчистке. Бежит обратно к маме и спрашивает, где найти пару носков, подходящих друг к другу. Опять мчится к папе и говорит, что маме нужна «денежка». Мчится с двумя «денежками» к маме… да ещё и мнит себя при этом ужасно важным!»

В книге нет единого рассказчика. Повествование идёт поочерёдно от лица каждого из троих детей – разного возраста и с разными характерами – что позволяет увидеть, как отражается это событие на каждом из них.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Карли – старшая в семье. У неё большие проблемы с учёбой и такая же большая влюблённость. В силу характера и возраста ко многому в жизни она относится легкомысленно и часто предпочитает закрывать глаза на очевидные проблемы. Она не разделяет беспокойство младшего брата по поводу родительских ссор. Не так уж это и страшно, считает она, бывает ведь и хуже. До последнего Карли отказывается замечать очевидные вещи, и когда брат рассказывает ей о любовнице отца, снова считает, что он всё придумывает и драматизирует.

Малыш Шустрик сначала относится к родительским ссорам, как к игре, и с охотой в неё включается. Оно и понятно: во-первых, других отношений между родителями он за свою короткую жизнь просто-напросто не видел, а во-вторых, участие в родительских разборках – это всё-таки внимание с их стороны. Родительское внимание – это то, что больше всего нужно маленькому ребёнку, и он добивается его любыми способами.

Наиболее болезненно на происходящее в семье реагирует одиночка и мыслитель Ани. Основную часть времени он проводит дома, в компании любимых книг, поэтому ему особенно важна здоровая атмосфера дома. В рассказах Ани больше всего размышлений, анализа, философии. Он пытается проникнуть в суть проблемы и найти наименее травматичное для всех решение.

«Я часто думаю о том, что, собственно, делать супружеской паре, у которой есть дети, когда с любовью уже совсем не ладится. Ума не приложу, как тут быть. Ладно, я говорю сам себе, если муж и жена друг друга больше не переносят, они имеют полное право расстаться! Не в Средневековье ведь мы живём! Но на самом деле я совершенно не согласен, чтобы папа и мама разводились! Они же разводятся не только друг с другом, но и с детьми».

Действительно, довольно часто случается так, что один из родителей (обычно отец) разводится не только с супругой, но и с ребёнком. Постепенно отдаляется, перестаёт участвовать в жизни бывшей семьи, погружается в новые заботы, а ребёнок вместе с мамой остаётся на обломках прошлой жизни и чувствует себя брошенным.

Достаточно часто случается так, что ребёнок берёт на себя ответственность за разлад родителей. «Если бы я был хороший, папа не ушёл бы от нас», – думает малыш. Ани тоже чувствует свою ответственность за судьбу родителей, но немного по-другому. Он пытается решить, должен ли он рассказать маме о том, что у отца появилась любовница.

«Я совершенно не хочу, чтобы мама когда-нибудь меня упрекнула: мол, если бы я знала, я бы сделала то-то или то-то, я могла бы что-нибудь предпринять и справиться с ситуацией! Но я ничего не подозревала, никто не открыл мне глаза, и поэтому мой брак разрушился!»

Согласитесь, это совсем не те проблемы, которые должны заботить тринадцатилетнего ребёнка.

Если что-то и может сохранить адекватные отношения между бывшими супругами – это именно дети, обоюдная ответственность за них

Впрочем, если что-то и может сохранить адекватные отношения между бывшими супругами – это именно дети, обоюдная ответственность за них.

Первый контакт между родителями Карли, Ани и Шустрика после разрыва происходит благодаря внезапному исчезновению последнего. Поняв, что родители слишком заняты выяснением отношений и не обращают внимания на детей, Шустрик решает взять дело в свои руки и отправляется к бабушке. На поиски пропавшего ребёнка бросается вся семья.

Следующей точкой соприкосновения для родителей становится квартирный вопрос. Старую квартиру они вынуждены продать и переехать в гораздо меньшие по площади жилища. Подросток Ани теперь должен делить комнату с малышом Шустриком, что ему совершенно не нравится. Поэтому он принимает вполне логичное на его взгляд решение – переехать к папе, ведь у того как раз есть лишняя комната. Папа живёт не один, а со своей новой возлюбленной, что, конечно, не вызывает восторга у Ани, но тяга к личному пространству сильнее неприязни к Рыбе Вильме (так дети между собой называют новую пассию отца).  И – удивительно дело! – оказывается, Вильма не такая уж и плохая!

Отношения детей с новыми возлюбленными родителей – тема очень сложная и многогранная. У Нёстлингер она решается довольно просто: если не навешивать ярлыков и не закрываться, то весьма вероятно, что рано или поздно ты обнаружишь в новых членах семьи довольно приятных людей. Понятно, что в жизни часто этого недостаточно, но тут книгу Нёстлингер стоит воспринимать как некое руководство по идеальному разводу. Потому что в некоторых ситуациях развод действительно делает семью крепче, а всех участников процесса – мудрее.

Так, дети приходят к очень важному выводу: не всегда в разводе кто-то плохой, просто «два хороших человека не обязательно будут гармонировать друг с другом». А ещё «разлад между родителями пробуждает любовь между братьями и сёстрами».

Заканчивается история практически хэппи-эндом. Нет, не таким, какого можно ожидать в книге о разводе. Родители не сходятся снова. Зато Вильма становится маминым бизнес-партнёром и помогает маминому убыточному магазину пряжи обрести новую жизнь. Новый мамин кавалер доктор Цвикледер вместе с папой отгораживает для Ани отдельную комнату в маминой квартире (Ани всё-таки вернулся к маме, сестре и брату), а сын Цвикледера Цвицви оказывается вполне даже приятным человеком. В финале книги мы видим совершенно новую семью. Немного странную на первый взгляд. Тут и бывшие супруги, и новые возлюбленные, и дети от прошлых браков. Но, как мудро резюмирует Карли, «самое главное вот в чём: если пойдёт дождь, нас не оставят в одиночестве, нам принесут зонт. А если у нас больший выбор зонтов, чем у других детей,  так это не самое страшное!».

Развод в книге Кристине Нёстлингер преподносится как событие малоприятное, но отнюдь не трагическое. Автор как бы говорит читателю: лучше бы с тобой такого не случалось. Но если уж случилось – это не конец света. Есть жизнь и после развода. И, если постараться, вполне счастливая для всех.

 Медиапроект s-t-o-l.comКристине Нёстлингер

 

Мария Третьякова